Добавление новости

######### *#####* ######### ##* *## ######### *#######* ######### ### *## ###****** ###***### ###****** ###* *## ##* *## ##* ##* *## ##* ####* *## ####### ##* *## ##* ##* *## ##* ####* *## #######* *##*##* ##* ###**#### #######* #####**## ##***** *#####* #######* *######## ########* ######*## ##* ##### #######* *######* ******### ##*###### ###### *###* ###**** *### *## ##**##### ###### ##### ##* *##* ##* *## ##* *#### ##**** *#####* ##* *###* ##* *## ##* *#### ##* *##*##* ##* *### ###***### ##* *### ##***** ##* *## ##* ###* *#######* ##* ### #######* ##* *## ##* *## *#####* ##* *## #######

История болезни. Московские врачи рассказали о борьбе с COVID-19

«Боевой дух», «солдат», «работа на передовой» — лексикон военного времени прочно утвердился в нашей речи, когда мы говорим об эпидемии.

Корреспондент «АиФ» побеседовала с четырьмя докторами разных специализаций об их борьбе с коронавирусом и о том, что они мечтают сделать, когда наконец вернётся мирное время.

Георгий Комков, врач выездной бригады скорой помощи: Период — февраль, март, апрель — всегда был напряжённым у сотрудников скорой. Но сейчас прежний график кажется роскошью. Уехав с утра на вызовы, бригада возвращается на станцию днём на 30-минутный обеденный перерыв. Следующая возможность перекусить выпадает только в 8 часов вечера, когда в бригаде меняется водитель. Ночью вызовы поступают один за другим. «Вызовов стало больше, и длятся они дольше, — рассказывает врач. — Симптомы простуды, высокая температура, подозрение на инфекционное заболевание — количество таких обращений существенно выросло».

Если раньше за 24-часовую смену бригада выезжала в среднем на 12 вызовов, то сейчас — на 18–19.

«При работе сутки/двое выходных не ощущаешь, — признаётся Георгий. — После рабочих суток день потерян: ты просто отсыпаешься. А следующий день проходит под девизом "Завтра на работу!". Вот в таком режиме мы живём. Тяжело».

Но врачам скорой воевать не привыкать. И в мирное время им приходится бороться за жизнь больных. Реанимировать пациента в машине — не то же самое, что в стационаре. Там есть койка, аппаратура, помощники, медсёстры; у бригады ресурсов меньше, а задачи те же. "Сейчас эта борьба практически на каждом вызове. Конечно, морально немножко угнетает, к концу смены люди энергетически выматываются. На новую смену приходим опять настроенные на борьбу«, — делится доктор.

Выполняя свою работу, медики ежедневно рискуют. И кому-то везёт меньше. «Мы, как и все люди, выходим по необходимости на улицу, и никто из нас не застрахован, — говорит Георгий. — Когда это всё закончится, я сниму с себя защитную форму и выдохну. Представляю залеченные на ушах раны от средств защиты. И чтобы никаких масок».

Что мечтает сделать после эпидемии: «Пойду со своей семьёй гулять в парк на целый день, с утра и до вечера. Чтобы дети резвились на площадке, а я сидел на лавочке. Буду смотреть на них, как им весело, как они радуются».

Ксения Цветнова, врач-реаниматолог в ковидном корпусе ГКБ им. Виноградова:

Ксения работает в роддоме, но с открытием ковидного корпуса временно перешла на работу в его отделение реанимации.

«Пошла помогать. Кто, если не я? В "красной зоне" мы иногда находимся более 12 часов, — рассказывает Ксения. — Ни глоток воды сделать, ни подышать свежим воздухом. Настолько много работы, настолько много пациентов, что мы не позволяем себе даже выйти за дверь».

Заходя в «красную зону», медики надевают костюм, перчатки, респиратор, очки и бахилы. «Работаем в скафандрах» — так доктора называют свою униформу. Такую амуницию долго надевать, в ней сложно дышать и двигаться.

«За 24 часа максимум два раза выходим. Один выход длится минут 30, со всеми одеваниями-переодеваниями», — рассказывает Ксения.

Смена заканчивается в 8 утра, но редко получается вовремя уйти домой. На вопрос, откуда силы берутся, Ксения улыбается: «Объяснение этому одно: ты понимаешь, какое дело ты делаешь и что случится, если ты этого не сделаешь. И когда четыре дня твои коллеги вкладывают кучу сил в тяжелобольного пациента и ты видишь, что он вдруг пошёл на поправку, ты не можешь себе позволить сдать назад и пойти лишние полчаса отдохнуть. Хочется эти лишние полчаса уделить человеку и поставить его на ноги».

За две недели работы в антиковидном корпусе Ксения провела дома четыре дня. Принести домой инфекцию проблема не стоит — муж работает вместе с ней.

«Огромный плюс в том, что Департамент здравоохранения нас кормит. Первое, второе и компот в прямом смысле слова, — рассказывает доктор. — Я иду на работу, не задумываясь, что буду есть сегодня и что будет есть моя семья».

С пациентами нужно разговаривать и разъяснять медицинские тонкости, уверена она. Человеку, необразованному по медицинской части, очень сложно трезво воспринимать свой диагноз и назначенное лечение. «Чем больше мы знаем, тем нам страшнее за пациента. Конечно, люди доверяют нам, — делится доктор. — Фразу "Вы врач, кому мне ещё верить" мы слышим очень часто. И это, с одной стороны, приятно, а с другой — страшно. Потому что люди доверяют тебе свою жизнь».

Что мечтает сделать после эпидемии: «Уехать к морю. Хотя бы дней пять лежать под солнышком, пить коктейли и есть фрукты».

Дмитрий Чебоксаров, заведующий отделением реанимации и интенсивной терапии ГКБ им. Виноградова:

«Как заведующий отделением я начинал работу часов в 7 утра и заканчивал часов в 6 вечера, — рассказывает Дмитрий Васильевич. — Теперь мой рабочий день начинается в 6.30, а заканчивается как получится. В среднем в час ночи, в полночь».

13 апреля корпус больницы перепрофилировали для борьбы с коронавирусом. В него вошли сотрудники из отделения Чебоксарова, отделения анестезиологии и реаниматологии, а также четыре врача из регионов, которые прибыли по направлению Департамента здравоохранения Москвы. Всего 14 докторов.

«В первую неделю было чувство лёгкого волнения, — делится доктор. — Страх, я думаю, никто не испытывал. А вот чувство усталости после смены, наверное, каждый ощущает».

Заведующий отделением следит за состоянием своих сотрудников, их самочувствием и настроением. «Каждый раз перед заходом в "красную зону" или когда приходят новые люди на смену, я разговариваю со своими коллегами, — рассказывает он. — Подбадриваю, заверяю, что это обычная работа, ничего сложного. Мы всё умеем, мы всё сделаем, справимся вместе».

Доктор отмечает, что 90% сотрудников отделения переехали в гостиницы, чтобы снизить риск заражения родных. «Течение болезни во многом зависит от сопутствующих заболеваний, — отмечает он. — Также влияет состояние иммунитета».

Что мечтает сделать после эпидемии: «Выспаться».

Денис Серов, главврач поликлиники № 46:

Амбулаторный центр поликлиники № 46 состоит из четырёх зданий. Головной, где находится высокотехнологичное оборудование (КТ и МРТ), временно закрыли для приёма пациентов. Теперь это противоковидный центр компьютерной томографии, куда направляют людей с подозрением на коронавирус. Врачи центра осматривают поступивших и ведут своих больных на дому — пациентов с лёгкой формой заболевания, которым не нужна госпитализация. «Даже у меня есть такие пациенты. Я их постоянно обзваниваю, потому что самочувствие может внезапно ухудшиться, буквально за несколько дней», — признаётся Денис Владимирович.

Пациентам с нетяжёлой формой заболевания дают на руки лекарства. Они есть в амбулаторном центре и бесплатны для больных. «На случай, если пациенту станет плохо, у нас есть реанимационный набор. Терапевт сможет оказать больному помощь до приезда скорой», — отмечает доктор.

Врачи центра работают по 12 часов и столько же отдыхают. «В выходные даже больше народу привозят, — говорит главврач. — Сейчас вот смотрю в окно: ещё две скорые подъехали».

В поликлиниках работает служба вызова на дом. У инфицированных и находившихся с ними в контакте берут анализ. «Некоторые говорят, что чувствуют себя хорошо и соблюдать самоизоляцию не собираются, — рассказывает доктор. — Чувствуют-то они себя хорошо, но только могут заразить десятки человек».

«Врачи амбулаторной помощи сегодня выполняют не меньший объём работы, чем коллеги в больницах. Там есть анестезиологи, реаниматологи — целая команда, — продолжает доктор. — У нас один человек заходит в квартиру, и не факт, что там к нему хорошо настроены. Кто-то работу потерял, у кого-то деньги закончились — люди могут сорваться на врача».

Что мечтает сделать после эпидемии: «Поедем куда-нибудь на природу с коллективом. Устроим что-то вроде корпоратива».

Поддержка рублём

Для медиков, борющихся с COVID-19, установили федеральную надбавку. Для врачей она составляет 80 тыс. руб., для медсестёр — 50 тыс. руб., для младшего персонала — 25 тыс. руб. Выплаты производятся ежемесячно. Также надбавку получат сотрудники бригад скорой помощи: врачи — 50 тыс. руб., фельдшеры, медсёстры и водители — по 25 тыс. руб. Из столичного бюджета врачи, средний и младший медперсонал получают 70, 50 и 30 тыс. руб. соответственно. Выплата действует с марта.

С 13 апреля парковка для медработников стала бесплатной. Городские гостиницы предоставили свои номера врачам и медсёстрам, чтобы они меньше времени тратили на дорогу до работы. Также было принято решение тестировать на коронавирусную инфекцию всех медиков.

895

Оставить сообщение:

*##* *#####* *###* *#######* *####* ###***### *###* ##* *## *#####* ####### ##* *## *#####* ##* *## *######* ####### ##* *## ###*### ##* *## *####*##* ***##** ##* *## ##* *## ##* *## ####**##* *## ##* *## ##*#### ####### *########* *## ##* *## ##*#### ####### *########* *## ##* *## ##***## ####### *##* *## ##* *#### ##* *## ####### ##* *## ##* ##### ###*### ###*### ##* ***##** ####*#### *###### ### ### ##* ####### *######## *##### ##* *## ##* ####### *######*
Рекламный баннер 970x90px 970na90
НАШИ ПАРТНЕРЫ